Для редактирования статьи ПоискоWiki, пожалуйста, заполните эту форму.

Россия История

Материал из FamilySearch Wiki
Перейти к навигации Перейти к поиску
Происхождение и ранняя история славян[править | править код]


Ещё в начале 12 века русский летописец, монах Киево-Печерского монастыря Нестор, которого большинство историков считают автором знаменитой летописи «Повесть временных лет», задался вопросом «Откуда есть Русская земля». Этот вопрос интересует ученых и сейчас.

Существует несколько теорий происхождения славян. Одна из них теория Нестора. Он опирался на библейское сказание о том, что после «Великого потопа» сыновья Ноя разделили между собой землю и один из них взял под своё покровительство страны Европы. Славяне вошли в часть мира, которым управлял этот сын Ноя.

Другая теория Б. А. Рыбакова, по которой славяне это часть населения, проживавшего под владычеством скифов в 5 веке до н. э. Геродот называл их скифы-пахари. Несмотря на то, что разработчик этой теории был археологом, его теория не подтверждена археологически.


Восточные славяне и древняя Русь[править | править код]


Народы восточной Европы в I тысячелетии нашей эры
Между Чёрным морем и лесной полосой Русской равнины в древности простирались бескрайние степи. Эти степи были торной дорогой в Европу для воинственных кочевников, орды которых исторгала Азия.
Борьба земледельцев и кочевников в степях Юго-Восточной Европы началась в глубокой древности, ещё задолго до того, как здесь появились славяне. Известно, что уже в X в. до н. э. земледельческие поселения Южного и Среднего Приднепровья были разорены и сожжены загадочным народом кочевников-киммерийцев. Позднее в эти края пришли скифы, длительное время терзавшие набегами своих соседей и даже совершавшие далёкие походы в Центральную Европу.

В V в. до н. э. «отец истории» — древнегреческий учёный Геродот — застал в Северном Причерноморье относительно мирный период. Часть скифов занялась земледелием и стала называться скифами-пахарями, или борисфенитами, остальные скифы остались кочевниками. И те и другие, а также несколько прочих народностей входили в могущественный союз племён, известных как сколоты. В III в. до н. э. скифы и их союзники были разгромлены сарматами — ираноязычными кочевниками, господствовавшими в степях Северного Причерноморья до II в. н. э. Погибли сколотские городища в лесостепи. Земледельцы нескифского происхождения отступили в леса, частично смешавшись с бежавшими на север побеждёнными скифами и с победителями-сарматами.

В первые века нашей эры, судя по древнеримским источникам, на историческую сцену выходят славяне. Они были известны историкам Рима под именем венеды, и сведения о них сохранились предельно скупые, краткие. Некоторые учёные сомневаются в том, что венеды были славянами, другие связывают происхождение славян с остатками разгромленных скифов-пахарей. Ранняя история славян чрезвычайно темна и загадочна, расположение их прародины определено историками весьма приблизительно, почти наугад. Совершенно точно известно только то, что в середине I тыс. н. э. славянские племена уже обитали в степях Юго-Восточной Европы.


В ту эпоху вся Евразия пришла в движение: громадные территории высокоразвитых стран Средиземноморья, которые держала под контролем могущественная Римская империя, после её ослабления стали лёгкой добычей варварских народов, начавших Великое Переселение. Европа превратилась в кипящий котёл бесконечных войн. Славяне приняли в них самое активное участие.


Великая степь[править | править код]

В IV веке в Причерноморье появились готы и вступили в борьбу с восточнославянским союзом антов, покорив их. Однако их господство продолжалось недолго. Во второй половине IV века в степи пришли гунны. Известно, что во II-IV веках против кочевников были возведены "Змиевы валы" высотой более10 м и некоторые историки считают, что они были возведены славянами против гуннов. Южнее их гунны пошли на запад и сокрушили готов.

Затем гуннский союз рапался. Анты заселили причерноморские степи. Появились новые новые завоеватели с востока-авары. Не все славяне были ими покорены. Появился Аварский каганат, но в нем славянские вожди пользовались большой свободой. Часть славянских племен была вовлечена аварами в походы против Византии. Однако в народных преданиях сохранились сведения о жестокостях аваров по отношению к славянам. Сопротивление славян подтачивало Аварский каганат и привело к его упадку.

VII-VIII века были благоприятными для расселения славян и они потеснили мадьяр и болгар, которые сменили аваров. В те времена в степной зоне строились хорошо укрепленные славянские поселения. Часть славянских земель попали под власть Хазарского каганата на Северном Кавказе, который начал усиливаться и распространил свое влияние на Волгу. Однако Дон оставался славянской рекой.

Приднепровские славяне или поляне создали к этому времени свое государство с центром в Киеве.

Внутренняя Болгария  занимала огромные пространства юго-восточной Европы и находилась в постоянной борьбе со всей Русью. В VII-VIII веках хазары нанесли Великой Болгарии поражение и она распалась, и часть болгар переселилась на Балканы и в Поволжье.

В IX веке пришли печенеги, вытесненные из Средней Азии гузами и кипчаками. Из-за печенегов мадьяры стали переселяться в Карпаты и по дороге нанесли поражение полянам. Затем мадьяры заключили мир с полянами, который сохранялся в течение трех веков.

Болгары основали Волжскую Булгарию и приняли ислам в отличие от хазар, которые исповедовали иудаизм.

Князь Аскольд из Киева нанес нанес печенегам поражение и больше они не беспокоили Русь, но нападали на Балканы. В X веке печенеги заключили мир с Киевской Русью. В 968 году подкупленные Византией печенеги нарушили мир и осадили Киев. Князь Святослав с войском в это время был в Болгарии. Войско воеводы Претича, принятое печенегами за войско Святослава, спасло Киев и они заключили мир. Однако печенежский "князь" Куря по заказу Византии убил князя Святослава, возвращавшегося из последнего похода в Булгарию. Тогда Киевское государство использовала все возможности, чтобы отгородиться от недавних союзников, и была построена сеть городков-крепостей. Сын Святослава новгородский князь Владимир в первые годы своего правления боролся с поляками, вятичами, радимичами и болгарами. Но в в конце X века печенеги стали самыми опасными врагами Руси. Обострение пришлось на годы принятия Русью христианства. Владимир отправился в Новгород за подкреплением. В его отсутствие печенеги испепелили окрестности Киева и ближайших к нему городов. Русские отсиживались в крепостях, в полях господствовали печенеги. В начале XI века печенегов пытались обратить в христианство. Они согласились заключить мир, но потребовали заложника. Им стал один из сыновей киевского князя и судьба его неизвестна.

После смерти Владимира во время междусобной войны между братьями, его сыновьями за киевский стол печенеги вместе с польским королем Болеславом захватили Киев. Но на следующий год в 1019 г. на реке Альте печенеги были разбиты на голову и надолго исчезли из летописей.

В 1032 году Ярослав начал "ставити городы по Роси" и заселять пленными поляками эти укрепленные против Степи пункты. Нападение печенегов произошло в 1036 году, когда великий князь киевский находился в Новгороде. С большим войском из варягов и новгородцев князь поспешл к Киеву вместе с ополчениями южных городов. Печенегов разгромили. Часть их ушла к границам Византии, другие соединились с новыми ордами степняков.

В 1054 году Ярослав умер, разделив перед этим Русь между пятью сыновьями. А уже через год у русских границ появились торки-выходцы из Приаралья. В 1055 году в летописи упоминаются новая опасность- половцы (кипчаки). Они пришли и заключили мир. В 1060 году торков разгромили  три старших сына Ярослава Мудрого вместе с полоцким князем Всеславом. Остатки торков бежали в Македонию и к королю венгров. Но многи торки остались жить на Руси в пределах Переяславского княжества.

Борьба с кочевниками объединила восточнославянские племена в древнерусскую народность. В руках киевского князя сосредоточилась власть над славянским и угро-финским населением.

Из-за непрерывной опасности вторжения с конца X века каждый мужчина на Руси был вооружен и это было символом свободы.


Восточная Европа в VII-VIII веках.
[править | править код]

Территория Восточной Европы была покрыта густыми лесами. Эти земли населяли балтские и угро-финские племена (весь, чудь, нарова, меря. мурома, мещёра, мордва и другие). Славян в этих местах проживало очень мало. Мирное соседство приводило к постепенному ославяниванию балтских и угро-финских племен. Но иногда вспыхивало вооруженное противоборство.

К северу от полян по рекам Десне и Суле жили северяне, а к северо-западу от Киева расселились древляне, названные так потому, что обитали в дремучих лесах. Их центром был город Искоростень. Племена, которые поселились между Припятью и Двиной, назывались дреговичами; другие «сели» по Двине в том месте, где в неё впадала речка Полота, и получили название полочан. В верховьях Волги, Днепра и Западной Двины поселились кривичи, их главным городом был Смоленск. Радимичи и вятичи, по летописи, произошли от рода «ляхов» (поляков). «Были ведь два брата у ляхов — Радим, а другой — Вятко, — пишет летописец. — И пришли и сели: Радим на Соже (приток Днепра), и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим на Оке, от него получили своё название вятичи».

По Бугу жили бужане, или дулебы, о которых летописец рассказывает, что их «примучили» кочевники обры (авары). Этот кочевой народ воевал с Византией и славянами в VI в. По преданию, авары, собравшись куда-либо поехать, не позволяли запрячь в телегу коня или вола, а впрягали трёх, четырёх или пятерых дулебских женщин и заставляли их себя везти. Эти обры, по словам летописи, «телом были велики, а умом горды, и Бог истребил их, и умерли все, и не осталось ни одного обрина». С тех пор на Руси появилась поговорка: «Сгинули как обры». Славяне, расселившиеся вокруг озера Ильмень, назывались словенами новгородскими, или ильменскими; их главным городом был Новгород.

Не совсем правильно называть полян, древлян или, скажем, вятичей племенами. Речь идёт не просто о племенах, а о политических и военных союзах, включавших в себя до ста и более мелких племён и называвшихся по имени одного из них, самого сильного и многочисленного. Каждый такой союз имел собственных князей — вождей из племенной знати.

Племенные вожди совершали набеги на Византию или на соседние племена и добывали там рабов и предметы роскоши. Часть военной добычи славянские князья распределяли между своими соплеменниками, что повышало их престиж как предводителей походов. Одновременно вокруг князей складывались дружины — группы постоянных боевых соратников, друзей (слово «дружина» происходит от слова «друг») князя, своего рода профессиональных воинов и советников. Славяне жили общинами, родами. Каждый свободный мужчина (не раб) был вооружён и входил в ополчение. Византийские авторы подчёркивали, что славянские племена живут в «народоправстве», не имея никакой государственной власти. Выделение дружин было существенным этапом в расслоении славянской общины и превращении власти князя из родоплеменной в государственную.

Славянские поселения обычно располагались по берегам рек и озёр в местах, пригодных для земледелия — их основного занятия. Возделывали рожь, пшеницу, ячмень, овёс, просо, бобы, горох; выращивали лён, коноплю, а также овощные культуры — репу (которая была так же распространена, как в наше время картофель; ели её в пареном виде), редьку, лук.

Наряду с земледелием большое место в хозяйстве восточных славян занимало животноводство. Найденные при раскопках кости животных свидетельствуют, что славяне разводили лошадей, мясо которых редко употреблялось в пищу (их использовали в основном для верховой езды и как тягловую силу), а также коров, свиней, коз, овец и птицу.

В лесах, покрывавших территорию Восточной Европы, в изобилии водились звери, а в реках было много рыбы. Поэтому славяне охотились на кабана, оленя, медведя, бобра, лисицу, куницу, зайца и других животных; ловили в реках щуку, сазана, судака, леща, сома, осетра и других рыб. На охоту брали лук со стрелами и копья. Рыбу ловили крючками, сежами, сетями, неводами и разнообразными плетёными приспособлениями. Подсобную роль в хозяйстве играло и бортничество — сбор мёда диких пчёл.

Византийский писатель VI в. Прокопий Кесарийский описывал славян как людей очень высокого роста и огромной силы, с белым цветом кожи и волос.

Вступая в битву, они шли на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же никогда не надевали. Некоторые из них не носили ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бёдрах, и в таком виде отправлялись сражаться с врагом.

Другой византийский писатель VI в., Маврикий Стратег, рассказывал о склавинах и антах, которые были многочисленны, выносливы, легко переносили жажду, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. Сражаться с врагом они предпочитали в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; внезапно атаковали и днём и ночью, с выгодой для себя пользовались засадами, хитростями, изобретая множество хитроумных способов неожиданно поразить врага.


Верования в древности[править | править код]

Известия летописей, находки археологов, записи старинных обычаев и поверий, сделанные учёными XIX в., позволяют буквально по крупицам воссоздать сложную и оригинальную религиозную систему восточных славян. Во второй половине I тыс. н. э. главным божеством восточных славян был Перун, бог молнии, грозы, войны, оружия. С. М. Соловьёв, выдающийся историк XIX в., считал, что Перун носил ещё другое имя — Сварог; некоторые исследователи называют Сварога богом неба или небесного огня. Сварог породил двух сыновей, двух Сварожичей: Солнце и Огонь. В Ипатьевской летописи сказано: «И по сем (т. е. после Сварога) царствовал сын его, именем Солнце, его же называют Даждьбог...» Братом Солнца, сыном Свароговым называют также и огонь: «Огню моляться, зовут его Сварожичем».

Среди славян было распространено поклонение Солнцу. Бог Солнца назывался Хорс (Хорос) или Ярило. Обожествлялись также месяц и звёзды, находившиеся с Солнцем в «родственных» отношениях.

Бог Волос (Велес) считался покровителем скота. В летописи он назван «скотьим» богом. Бога ветра и повелителя вихрей звали Стрибогом. Наибольшие разногласия вызывает славянское божество по имени Симаргл (Семаргл), идол которого упоминается в летописи среди других, поставленных Владимиром Святославичем на холме в Киеве.
Мокошь (Макошь) — женское божество, до сих пор остающееся не разгаданным до конца. Указывая на обычай чехов молиться и приносить жертву Мокоши во время засухи, некоторые исследователи видят в ней богиню воды, дождя, непогоды, грозы, т. е. богиню плодородия. Другие предполагают связь Мокоши с прядением и ткачеством. Мокошь невидима, но об её присутствии можно узнать по жужжанию веретена. Её представляют в виде женщины с длинными руками. Ещё в XIX столетии крестьянки боялись Мокоши и приносили ей жертвы, дабы она не путала пряжу. В XVI в. на исповеди священник укоризненно спрашивал женщин: «Не ходила ли к Мокоши?» По народным поверьям, если эту богиню удавалось умилостивить, она якобы помогала женщинам прясть или даже сама пряла в их отсутствие.

Трудно сказать, были ли у восточных славян жрецы, — точных сведений о них нет. Лишь изредка летопись называет таинственных «волхвов», явно связанных с языческими верованиями и долгое время боровшихся против христианства. Однако их роль в религиозных обрядах неясна.


В летописях нет никаких известий о языческих храмах. Однако археологические раскопки дают некоторое представление о том, как выглядели восточнославянские языческие святилища. Они располагались обычно на вершине холма или на большой поляне в лесной болотистой местности и представляли собой ровную площадку округлой формы иногда с чуть приподнятой серединой или, наоборот, с воронкообразным углублением в центре. Площадка окружалась одним или двумя рвами и невысокими валами. Иногда внутренний вал ограждался частоколом. В центре стоял деревянный столб (идол), а рядом жертвенник, где и сейчас ещё находят кости животных, принесённых в жертву. Места, где поклонялись идолам, назывались «капища» (от старославянского «капь» — изображение, идол), а те, где приносились жертвы (требы), — «требища».

Одно из таких святилищ, посвящённых Перуну, согласно Новгородской летописи, находилось в урочище Перынь близ озера Ильмень, недалеко от Новгорода. Здесь стоял деревянный идол Перуна, который, как сообщает летопись, после крещения Руси в 988 г. был срублен и сброшен в реку Волхов. Ров, окружавший культовую площадку, имел восемь дугообразных выступов в виде цветка, на которых разжигали ритуальные костры во время языческих праздников, а на восточном выступе горел неугасимый огонь. В центре возвышались вертикальный столб или статуя бога, вокруг которой располагались изображения других славянских божеств.
Наиболее примечательным памятником славянского язычества является четырёхглавый Збручский идол, найденный в XIX в. на реке Збруч, притоке Днестра, и ныне находящийся в Краковском археологическом музее. Условно этот идол назван Святовитом. Изваяние представляет собой высокий четырёхгранный столб высотой 3 м, на каждой стороне которого имеются серии изображений. Три горизонтальных яруса изображений символизируют деление Вселенной на небо — мир богов, землю, обжитую людьми, и преисподнюю (подземный мир), таинственные обитатели которой держат на себе землю. Наверху, на каждой стороне столба, увенчанного одной общей шапкой, высечены фигуры четырёх божеств в полный рост. На главной (лицевой) стороне помещена богиня плодородия с турьим рогом в правой руке, символизирующим рог изобилия. Слева от неё изображена мужская фигура бога в виде конного воина с саблей у пояса. Скорее всего это Перун. Справа от главной богини помещено ещё одно женское божество с кольцом в правой руке. На тыльной стороне — изображение мужского божества. В среднем ярусе чередуются фигуры мужчин и женщин — это Земля и хоровод взявшихся за руки людей. В нижнем ярусе — три фигуры усатых мужчин. Это подземные боги, поддерживающие находящуюся над ними Землю.

Славянские языческие праздники тесно связаны с природой, с изменениями в ней. Так, например, в конце декабря, когда дни начинают прибывать, а солнце дольше держится на небосклоне, славяне отмечали праздник Коляды, позже совпавший с Рождеством Христовым. В этот день ряженые с песнями и прибаутками ходили по дворам, собирали подаяние (вероятно, для коллективной жертвы) и славили божество. Кроме того, на стол клали рукоять плуга для того, чтобы мыши и кроты не портили нивы.


24 июня — в день летнего солнцеворота — праздновали Ивана Купалу, который был божеством изобилия, земных плодов. В этот день собирали травы, которым приписывали чудодейственную силу; купались в реке и верили, что это исцеляет от недугов; жгли костры и прыгали через них, что символизировало очищение. Приносили в жертву белого петуха — птицу, приветствующую рассвет, угодную Солнцу. Ночь Купалы, по народным поверьям, была исполнена чародейных явлений. Считалось, что поверхность реки подёрнута серебристым блеском, деревья переходили с места на место и шумом ветвей разговаривали между собой. Утверждали также, что тот, кто имел при себе папоротник, мог понимать язык любого животного и растения, мог видеть, как расходятся дубы и ведут беседу про свои богатырские подвиги. В Иванов день Солнце выезжало из своего чертога на трех конях, серебряном, золотом и бриллиантовом, навстречу своему супругу — Месяцу; при этом оно плясало и рассыпало по небу огненные искры. В этот день топили в воде чучело Мары — символ холода, смерти. Праздник Купалы в древности скорее всего совпадал с праздником Ярилы, в некоторых областях их названия совпадают. В этот день, видимо, происходило и «умыкание девиц», о котором было сказано выше.

Славяне обожествляли не только явления природы, но и умерших предков. Они верили в Рода и Рожаниц. Некоторые учёные даже полагают, что Род в древности был верховным божеством у славян. Под именем Рода подразумевалась, вероятно, душа умершего родоначальника; он был покровителем всего рода и каждого родича. Рожаницы опекали дом, пестовали детей; за это славянские женщины приносили им в жертву сыр, хлеб, мёд, варили кашу, отдавали состриженные детские волосы.

Тождественными Роду божествами были щур, дед, прадед, пращур. Слово «щур» имело также форму «чур» — под этим именем известно божество, охраняющее род, дом. Это божество призывали во время опасности; отсюда происходит восклицание: «Чур меня!»

На весну приходился праздник русалок, или русальная неделя. Слово «русалка» происходит от слова «русый» (светлый, ясный); это души умерших, выходящие весной насладиться обновлённой природой. Русалки рисуются в народном воображении прекрасными, но бледными, безжизненными. С русалками были традиционно связаны лешие, водяные, кикиморы и прочая мелкая нечисть. Мертвецов называли «навье» (навь) и представляли существами малорослыми, карликами (людками).

Языческие верования и обычаи сохранялись у восточных славян ещё долгое время и после принятия христианства, переплетаясь с христианскими праздниками и обрядами на протяжении многих столетий.

Хазары и народы южнорусских степей в V—X веках
[править | править код]
Начало великого переселения народов. Гунны и болгары[править | править код]


В конце IV в. из заволжских степей, из современного Казахстана, в Европу вторгся огромный союз племён, предводительствуемый свирепыми гуннами. Они разгромили на Северном Кавказе племена алан (предков современных осетин), прошли огнём и мечом по античным городам Тамани и Крыма и уничтожили Боспорское царство, а также державу готского короля Германариха в Восточной Европе. Так началась эпоха Великого переселения народов, в ходе которого азиатские кочевники проложили дорогу на запад.

Господство гуннов в Восточной и Центральной Европе продолжалось около ста лет. Наивысшего могущества они достигли при вожде Аттиле, о зверской жестокости которого ходили легенды: его даже считали сыном дьявола. Но после смерти Аттилы с середины V в. в результате совместных ударов римлян и ряда германских племён держава гуннов распалась. В южнорусских степях и на Северном Кавказе наступило время преобладания болгар.

Название «болгары» (булгары) означает на древнетюркском языке «восставшие». Оно относилось к нескольким племенам тюркской языковой группы, появившимся на территории современного Казахстана примерно в IV в. и сначала подчинявшимся гуннам. В конце V в. болгарские племена занимали пространство от Нижнего Дуная и границ Восточной Римской (Византийской) империи до Волги и отрогов Кавказа.



Начало истории хазар. Тюркский каганат
[править | править код]

По соседству с болгарами жили хазары. Первое упоминание о хазарах встречается в середине VI в. в хронике византийского автора Захарии Ритора при перечислении народов Кавказа. Хазары были кочевым народом тюркского происхождения и пришли на Кавказ с востока, но когда — остаётся загадкой. В VI в. они расселились по берегу Каспийского моря между реками Кума и Терек в районе нынешней Ногайской степи. Первоначально они подчинялись болгарскому народу савирам (суварам), жившим на территории между современными Махачкалой и Дербентом. Савиры часто воевали с персами; видимо, в этих войнах участвовали и хазары.


В первой половине VI в. далеко на востоке произошли события, впоследствии оказавшие сильное воздействие на историю хазар и болгар. В горах Алтая в начале века жили племена тюрок (тюркютов). Они подчинялись кагану (верховному правителю) народа жужаней и выплавляли для них железо. В середине VI в. тюрки восстали против жужаней и разбили их. За короткий срок тюрки создали своё государство — каганат. Продвигаясь на запад, тюрки напали на авар (племена вар и хунни) на северном берегу Аральского моря. Те двинулись на запад и, появившись на Северном Кавказе, разбили народ савиров и подчинили себе ряд местных племён. Но вскоре и здесь появились войска тюркского кагана. Авары покинули Кавказ и ушли снова на запад, обогнув с севера Азовское и Чёрное моря. На Среднем Дунае они создали свой каганат. Но и тут их настигли тюрки. В конце VI в. Тюркский каганат занимал огромные пространства от Дона и Кавказских гор на западе до Великой Китайской стены и Кореи на востоке. К западу от Дона была сфера влияния Аварского каганата.

Тюркская держава оказалась непрочной — её единство постоянно подрывалось междоусобными войнами, и в 604 г. каганат разделился на Западный и Восточный. Болгары и хазары на Северном Кавказе остались под властью западных тюрок.

В результате тюркского завоевания были разгромлены некоторые болгарские племена, но зато усилились хазары и болгары-оногуры, жившие на восточном берегу Азовского моря. В 626 г. западные тюрки вмешались в очередную войну византийцев с персами на стороне Византии. Основную часть тюркского войска на западе составляли хазары. Так они впервые открыто заявили о себе в истории.

Великая Болгария. Хазарские завоевания[править | править код]

К западу от хазар в Восточном Приазовье в начале 30-х гг. VII в. вождь болгар-оногуров Кубрат создал своё государство на обломках тюркских владений — Великую Болгарию. В 635 г. он присоединил к ней часть болгар-котрагов, живших между Днепром и Доном, вырвав их из аварской сферы влияния. Теперь Великая Болгария простиралась от Кубани до Днепра. В 665 г. Кубрат умер. Созданная им держава была поделена между его сыновьями. Воспользовавшись этой раздробленностью, хазары напали на Великую Болгарию. Первым принял на себя удар хан Аспарух, но потерпел поражение и увёл своих соплеменников на запад. В 681 г. болгары-оногуры Аспаруха перешли Дунай и захватили часть византийских владений. Так возникла Дунайская Болгария. Однако ещё до болгар на Нижнем Дунае расселились славянские племена. Их было большинство, и пришельцы, тюрки-болгары, через несколько столетий были поглощены славянами, оставив им своё имя — болгары.

Хазары же завоевали всю прежнюю Великую Болгарию. Это вызвало массовый исход болгарских племён: на Верхнюю Кубань — к аланам, в Дагестан, Крым (Таврику), на Среднюю Волгу (волжские булгары), на Дон. Часть их всё же осталась на старом месте — в Северном Причерноморье и на Кубани — и подчинилась хазарам.

Завоевание Великой Болгарии значительно усилило хазар. Они стали активно захватывать земли во всех направлениях. К 20-м гг. VIII в. Хазарский каганат подчинил себе огромные территории от Днестра до Аральского моря и от Кавказского хребта до Вятки. Под властью хазар оказались Северный Кавказ, Нижнее и Среднее Поволжье, Подонье, южнорусские степи, часть восточнославянских племён (поляне, северяне, радимичи и вятичи), почти весь Крым, кроме византийского Херсонеса (на месте современного Севастополя), закаспийские степи и пустыни. Но вскоре хазары столкнулись со своим старым сильным противником — Арабским халифатом. Началась вторая арабо-хазарская война.

После тяжёлой войны с арабами хазары уже не могли продолжать свои завоевания. Положение на подвластных Хазарии огромных пространствах Юго-Восточной Европы стабилизировалось, наступил «хазарский мир». Были прекращены войны и межплеменные столкновения.

В Хазарии, находившейся на пересечении торговых путей с севера на юг и с запада на восток, развивались сельское хозяйство и ремёсла, поднялась до высокого уровня торговля. Однако мир этот был достигнут завоеванием целых стран и народов и сопровождался взиманием дани с покорённого населения.

Огромный Хазарский каганат играл важную роль в международных отношениях в VIII—IX вв. Византийские императоры искали дружбы и союза с хазарскими каганами в борьбе против Арабского халифата.

Вся территория Хазарского каганата состояла из двух основных частей: областей, подчинённых непосредственно хазарскому правителю, и областей, зависимых от него. Различные районы каганата находились на разном уровне развития: одни народы ещё жили родоплеменным строем (восточные славяне, аланы, булгары Дона и Средней Волги, буртасы на правобережье Средней Волги, финно-угорские народы Поволжья), другие — имели свою государственность (Готия, Чёрная Болгария на Кубани, царства Дагестана).

Хазары-иудаисты
[править | править код]

В начале IX в. под влиянием еврейской торговой верхушки высшие круги хазарской знати приняли иудаизм. При этом бек Обадия — одно из высших должностных лиц — совершил переворот, захватив правление в свои руки и превратив кагана в чисто символическую фигуру, не обладающую реальной властью. Часть хазарских родов выступила на защиту старого порядка, в результате началась гражданская война. На стороне оппозиции выступили венгры, около 750 г. переселившиеся со своей древней родины в Среднем Поволжье на Дон. Для защиты от них хазарское правительство с помощью византийских инженеров выстроило в начале 30-х гг. IX в. на Нижнем Дону крепость Саркел (сейчас на её месте Цимлянское водохранилище).

Гражданская война пагубно сказалась на мощи каганата: массы населения бежали с Северного Кавказа на Дон и Среднюю Волгу к волжским булгарам. На крайнем юго-востоке, в Закаспии, часть хазарских владений захватили кочевники-гузы (народ тюркского происхождения), с запада на каганат стали наступать дунайские болгары, которые дошли до Днепра. Но вскоре венгры, потерпев в этой войне поражение, ушли с Дона на запад, осели между реками Дунай, Днепр (в их нижнем течении) и рекой Серет и снова признали главенство хазарского правительства. Смута лишь поколебала могущество Хазарского каганата, но не подорвала его мощи — он продолжал оставаться великой державой.

Печенеги и распад хазарии. «Обретение родины» венграми
[править | править код]

В конце IX в. у Хазарского каганата появился новый противник — молодое Древнерусское государство. В 884—885 гг. киевский князь Олег, объединивший большую часть восточнославянских племён, вырвал из хазарской зависимости племена северян и радимичей. Но более грозная опасность для хазар надвигалась с востока.

Уже сто с лишним лет в Приаралье шла борьба двух тюркских кочевых народов — огузов и печенегов. В середине IX в. печенеги потерпели поражение, стали отступать на запад и вскоре дошли до Нижней Волги, захватив закаспийские владения хазар, союзников огузов. Через несколько лет огузы с востока нанесли новый удар печенегам. Под натиском своего сильного восточного противника печенеги в 889 г. прорвали хазарскую оборону у сближения Волги и Дона и обрушились на Подонье — один из важнейших районов каганата. Пройдя огнём и мечом по донским степям, они напали на венгров. Несколько лет шла венгерско-печенежская война, затем в 894 г., потерпев окончательное поражение, венгры ушли на запад и в 896 г. осели на Среднем Дунае, где живут до сих пор. Так произошло «обретение родины» венграми.


Хазарскому каганату был нанесён удар, от которого он не смог оправиться. На рубеже IX—X вв. произошёл распад прежде могущественного государства. Оно лишилось своих владений в южнорусских степях, Подонье и Крыму. Кавказские вассалы (Чёрная Болгария, адыги на Западном Кавказе, Дагестанские царства) заявили о своей независимости. Аланы создали своё государство. В руках у хазар остались царство Хейдак (савиры) в Приморском Дагестане и народы Поволжья (буртасы, волжские булгары, финно-угорские племена мордвы и марийцев).



Хазария в X веке
[править | править код]

Хазарское государство в X в. существовало за счёт сбора пошлин от транзитной торговли. Правда, старый путь с Запада на Восток (Дон — Волга) был отрезан печенегами, но зато открылся новый: Краков — Киев — Волга (города Булгар и Итиль) — Каспийское море. Столицей хазар в X в. стал город Итиль. Его местонахождение пока не обнаружено, но, возможно, он находился на месте большого городища у современного села Самосделка южнее Астрахани. По описаниям арабских географов можно восстановить его топографию. Сначала существовали два города на противоположных берегах Волги — западный Итиль и восточный Хамлих. В конце IX в. Хамлих являлся столицей Хазарии, но затем эта роль перешла к Итилю. Позже оба города слились — Итиль поглотил Хамлих (он назывался также Хазаран). Город окружала стена; в нём было множество юрт, имелись и глиняные постройки. На острове посреди реки стоял дворец царя. В городе было много синагог, церквей и мечетей. В западной его части (собственно Итиль) жили приближённые царя, крупные сановники Хазарии и царские рабы, в восточной (Хазаран) — находились купцы, ремесленники и прочее население.

При великом князе киевском Святославе древнерусская дружина нанесла тяжёлые поражения Хазарии. Поражением от русов бедствия хазар не кончились: в 965 г. с востока в Хазарию вторглись огузы. Сил для обороны уже не было, и хазары обратились за помощью к правителю Хорезма. Тот обещал помочь, но поставил условие: «Вы неверующие, и если бы вы приняли ислам, то мы помогли бы вам». Хазарам не оставалось ничего иного, как выполнить это условие. Тогда хорезмийцы пришли им на помощь и изгнали огузов из Хазарии. Зависимость её от Хорезма продлилась недолго: тот был слишком далеко на востоке.

Последствия войн 60-х гг. X в. были губительны для Хазарии: она потеряла Саркел (Белую Вежу) и Таматарху (Тмутаракань), отошедшие к Киевской Руси, лишилась всех своих вассалов на севере и в Приморском Дагестане. Теперь остатки владений хазар ограничивались лишь Северным Кавказом: Дон — Волга — побережье Каспия — низовья Терека и Сулака — Егорлык — Маныч.

Отныне Византия опиралась на союз с печенегами и натравливала на хазар их соседей: заволжских огузов, печенегов, алан. В последний раз хазары заявили о себе в 1016 г., воюя против византийцев и русов, но потерпели поражение. Хазария существовала ещё вплоть до середины XI в., когда на её территорию вторглись из-за Волги половцы. Они захватили Северный Кавказ и уничтожили Хазарию. Хазары продолжали жить на Нижней Волге под властью половцев до начала XIII в. и исчезли уже в эпоху золотоордынских ханов.

Что же осталось от хазар? Часть из них под именем кабаров ещё со времён гражданской войны в начале IX в. ушла к венграм и смешалась с ними. Часть, возможно под именем караимов, осталась в Крыму, который в средние века нередко именовался Газарией, или Хазарией. След некогда могучего народа затерялся в глубине веков.

Образование древнерусского государства
[править | править код]

Самое древнее из дошедших до нас исторических сочинений о Руси — «Повесть временных лет», написанная в начале XII в., — начинается с трёх вопросов: «Откуда есть пошла Русская земля? Кто в Киеве нача первее княжити? И с коих пор Русская земля стала есть?» В этой триаде — глубинный смысл. Первый вопрос понятен — он основной. «Русская земля» — это и территория, и народ, и, конечно, государство. А государство в средние века связывалось в сознании людей с личностью его правителя. Отсюда — второй вопрос. Ответ на третий вопрос должен был показать историю Руси в развитии. Грандиозное историческое полотно, созданное летописцем, стало исключительно популярным в Древней Руси. Подавляющее большинство летописей начинается именно с «Повести временных лет», тем самым историческому процессу даётся как бы отправная точка. Именно «Повесть временных лет» остаётся главным источником, повествующим о рождении Древнерусского государства.

В IX в. Восточная Европа не была окраиной средневекового мира. Через неё проходили оживлённые торговые пути, связывавшие мусульманский Восток с христианским Западом.

У населявших эту территорию восточнославян­ских племён были опасные соседи. Низовья Волги занимал могущественный Хазарский каганат, которому подчинялись и платили дань поляне, северяне, радимичи и вятичи (союзы племён восточных славян). На севере постоянные набеги совершали варяги — воинственные обитатели Скандинавского полуострова, Дании и Северной Германии. «Повесть временных лет» сообщает, что северные славянские и финно-угорские племена — словене новгородские, кривичи, чудь и меря — были подчинены варягами и обложены данью. Когда и при каких обстоятельствах это произошло, историческая память народа не зафиксировала. Во всяком случае, летописец об этом умалчивает. Но он отметил, что в конце концов славяне изгнали варягов за море. Видимо, перед лицом варяжской опасности и сложился здесь мощный военный союз племенных объединений. Однако вскоре между освободившимися племенами нача­лись усобицы: «И воевати почаша сами на ся». Не в силах справиться со своими внутренними проблемами, словене, криви­чи, чудь и меря решили отправить посольство к варягам — вчерашним врагам — и найти князя, который бы «володел и правил... по праву». Послы обратились к варягам со словами: «Земля наша велика и обильна, а наряда (порядка. — Прим. ред.) в ней нет — да поидите княжить и володети нами».

Рюрик стал княжить в Новгороде (по другим сведениям — в Старой Ладоге).

Двое из людей Рюрика — Аскольд и Дир — отпросились у него пойти в поход на юг, к Царьграду (Константинополь). На Днепре они осели и стали княжить в Киеве — древнем центре полян. По данным летописи, в 879 г. Рюрик умер, оставив малолетнего сына Игоря, а власть перешла к его родственнику Олегу.В правление Олега произошло событие, которое представляет собой начальную точку истории Киевской Руси, на рубеже дописьменного и письменного периодов. В 882 г. Олег (в то время новгородский князь) решил овладеть Киевом и двинулся с дружиной в поход. По пути он взял Смоленск («ключ-город») и Любеч, посадив там своих наместников. Не решившись на прямой штурм хорошо укреплённого Киева, предприимчивый конунг (так называли военных предводителей у варягов) овладел им хитростью. В то время Днепр представлял собой торговую магистраль, по которой шли хорошо охраняемые купеческие караваны. Выдав себя за купца, направляющегося в Царьград, Олег пригласил Аскольда и Дира на встречу. Когда те пришли, дружинники Олега, спрятавшиеся в лодьях, выскочили и убили киевских князей. Уничтожив Аскольда и Дира, Олег стал княжить в Киеве, который он провозгласил столицей своего государства. Таким образом 882 год, когда под властью одного князя объединились Северная Русь (Новгород) и Южная Русь (Киев), стал поворотным в судьбах восточных славян. Это хорошо понимали уже в средние века. Летописцы начинали свои хронологические отсчёты именно «от первого лета Олегова, понеже седе в Киеве», т. е. от первого года правления Олега в Киеве.

Княжение Олега[править | править код]

Для обороны от кочевников Олег "нача городы ставити". Плеена северо-запада Руси (словене, кривичи, меря) продолжали подчиняться ему и платили дань, причём новгородцы обязались отвозить в Киев собую дань варягам в 300 гривен (гривна — слиток серебра весом около 200 г) «мира для». Северяне и радимичи (восточнославянские союзы племён) по-прежнему платили дань хазарам. Но Олег потребовал от них: «Не дайте хазарам, а мне дайте». Таким образом начала формироваться государственная территория «империи Рюриковичей». Согласно «Повести временных лет», Олегу подчинялись поляне, северяне, радимичи, древляне, восточные кривичи, словене ильменские и некоторые финно-угорские племена. Вероятно, в какую-то зависимость от Киева попали дреговичи, западные кривичи и, возможно, уличи и тиверцы. Вятичи пребывали под властью хазар, а племена, жившие на юго-западе Руси, скорее всего находились под опекой Чехии или Польши. В руках Олега сосредоточилась власть над землями, простиравшимися от Ладоги на севере до низовьев Днепра на юге.

К исходу своей жизни Олег стал государственным деятелем международного масштаба; ему удалось поставить на колени сильнейшее государство тогдашнего мира — Византийскую империю. В 907 г. он совершил успешный поход на её столицу — Константинополь, или, как его называли руссы, Царьград. Город не сумел оказать должного отпора войску Олега. Греки лишь успели замкнуть гавань Золотой Рог цепью и преградить русским лодьям подход к самим стенам города. Сначала русская рать опустошила пригороды столицы, забрала огромные богатства, пленных, а затем, согласно летописи, лодьи были поставлены на колёса и направлены к городу — таким образом суда могли прикрывать от стрел наступающих воинов. Греки запросили мира. Императоры Лев VI и его брат и соправитель Александр выплатили баснословную сумму контрибуции — по 12 гривен на уключину (весло лодьи, за которым сидело по нескольку человек). А всего в русской флотилии насчитывалось две тысячи кораблей по сорок воинов в каждом. Отдельная дань предназначалась крупнейшим городам — Киеву, Чернигову, Переяславлю и др. Русские послы получили возможность брать из государственной казны Византии бессрочное содержание, а купцам во время пребывания в Константинополе было позволено получать «месячину», т. е. помесячное содержание в виде хлеба, вина, мяса, рыбы и фруктов, в течение шести месяцев. Посланцам Руси предоставлялось также право вволю пользоваться византийскими банями — привилегия, которую имели только жители Константинополя. Важнейшим завоеванием стало право беспошлинной торговли для русских купцов.

Княгиня Ольга и Игорь[править | править код]

О происхождении Ольги известно немного. Возможно, что родом она из Пскова. В древнейшей русской летописи — «Повести временных лет» — под 903 г. записано: «...И привели ему (Игорю) жену из Пскова именем Ольгу». Некоторые авторы утверждают, что происходила она из полулегендарного новгородского рода Гостомысла, другие видят в ней дочь князя Олега, третьи считают её простой крестьянкой, прельстившей князя Игоря своей красотой.

Занимая высокое положение в политической иерархии, Ольга была достаточно самостоятельна в делах. Она владела землями и городами, ей принадлежали Вышгород под Киевом, сёла Будутино, Ольжичи и другие владения. Не исключено, что она имела собственные вооружённые отряды.

В договоре князя Игоря с византийцами (944 г.) упомянут особый посол княгини Ольги, который занимает третье место в списке лиц, участвовавших в переговорах, — сразу же после послов князей Игоря и Святослава, оказавшись рангом выше даже посла племянника Игоря. Это не случайно. По-видимому, именно Ольга, располагая определённой политической властью, ведала государственными делами и вершила суд в отсутствие мужа.

Однако на первый план она выдвигается после гибели князя Игоря, убитого в 945 г. древлянами во время сбора «полюдья» (дани, которую этот сильный союз племён обязан был платить Киеву). Для Ольги это было трудное время. Древлянская земля «отложилась» от Киева, наследник, князь Святослав, по свидетельству летописи, был ещё слишком мал. На плечи княгини легла вся тяжесть управления.

После покорения древлян Ольга занялась укреплением княжеской власти и в других землях. Как пишет летописец, «отправилась Ольга к Новгороду и установила на Мсте погосты и дани и по Луге — оброки и дани. Ловища (охотничьи угодья) её сохранились по всей земле и свидетельства о ней, и места её, и погосты, а сани её стоят в Пскове и поныне, и по Днепру есть места её для ловли птиц, и по Десне, и сохранилось село её Ольжичи до сих пор. И так, установив всё, возвратилась к сыну своему в Киев и там пребывала с ним в любви». И хотя летопись упоминает об установлении Ольгой «уроков» и «даней» (иными словами, точных размеров платежей в пользу великих князей киевских) лишь в древлянской и новгородской землях, можно предположить, что княгиня не ограничилась этим, а объехала все свои владения, назначая «погосты», становившиеся небольшими центрами княжеской власти, куда стекалась дань, собранная с населения. Не один год заняла у неё эта работа, и не случайно молчит летопись о делах Ольги с 948 по 954 г. Эта будничная, утомительная деятельность не принесла ей славы. Не происходило никаких ярких, запоминающихся событий, молва о которых переходила бы из уст в уста, но значение этих лет трудно переоценить: благодаря административно-хозяйственным реформам Ольги традиционная власть старейшин на местах постепенно сменялась управлением княжеских «тиунов» (управителей), слабела племенная власть, укреплялась княжеская. Это был важный шаг на пути становления государства.

Княгиня Ольга пыталась повысить престиж Руси не военными походами, не завоеваниями, а умелой, мудрой дипломатией. И в связи с этим особое значение приобрело крещение Ольги. По свидетельству летописца, она «с малых лет искала мудростью, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг — Христа». Но дело не только в том, что княгиня, расположенная к христианству, обрела истинную веру, несмотря на своё языческое окружение. Её крещение стало не только частным делом пожилой благочестивой женщины, но приобрело важное политическое значение и способствовало укреплению международного положения Руси.

Историки до сих пор спорят, когда и где именно — в Киеве или Константинополе — крестилась Ольга. Согласно летописи, в середине 50-х гг. X столетия она отправилась в Константинополь и там «возлюбила свет и оставила тьму», приняв новую веру.

Однако крещение Ольги не повлекло за собой введения христианства на Руси. Даже ее сын Святослав "не думал и не прислушивался к этому... продолжая жить по языческим обычаям". Святослав в данном случае выражал настроения своей дружины: «Как мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться».

Вскоре Ольга отошла от государственных дел. Она занималась пропагандой христианства, построила несколько церквей. Скончалась Ольга в 969 г., и, как пишет летописец, «плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди». Хоронили её по христианскому обряду.

Святослав[править | править код]

«...Легко ходил в походах, как пардус (т. е. гепард), и много воевал, — писал о нём летописец. — В походах же не возил с собой ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину, и зажарив на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал, подостлав потник, с седлом в головах... И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вы идти"». Сохранилось также описание облика Святослава, сделанное византийским историком. По его словам, князь был среднего роста, довольно строен, видом мрачен. У него были широкая грудь и толстая шея, голубые глаза, густые брови, плоский нос, длинные висячие усы.

В 964 г. — если верить летописи — Святославу исполнилось 22 года, и он повёл войско на восток. Войска Святослава разгромили главные силы хазарского войска, взяли столицу каганата — город Итиль, а затем крепость Саркел (Белая Вежа) на Дону. Эта хазарская крепость доставляла русским немало хлопот, поэтому её падение особо отмечено в летописи. Затем Святослав двинулся на Северный Кавказ, где нанёс поражение племенам ясов (т. е. осетин) и касогов (т. е. черкесов), и закончил войну в Приазовье. Впоследствии там возникло русское Тмутараканское княжество. Не исключено, что появилось оно в результате похода Святослава.

Святослав пытался закрепиться в Поволжье, но это ему не удалось. Зато после разгрома Хазарского каганата Киеву подчинились и стали платить дань бывшие данники хазар — многочисленные племена вятичей,  жившие по берегам Оки. Святослав вернулся в Киев, но долго там не задержался.

Развитие событий на востоке тревожило Византийскую империю. Константинополь не возражал против разгрома Хазарского каганата, но опасался того, что русские слишком уж близко подошли к византийским владениям в Крыму. И в Киев отправился посол императора Никифора патрикий (византийский титул) Калокир. Он обещал Святославу нейтралитет и даже поддержку Византии, если князь начнёт войну с Болгарией. Это предложение исходило от императора; сам же Калокир в тайне рассчитывал в будущем при поддержке Святослава свергнуть императора и занять его место. Святослав и сам подумывал о походе на запад. Он принял предложение Калокира, и в 966 г. русские дружины появились на Дунае. Войско болгарского царя потерпело поражение. Устье Дуная оказалось в руках Святослава, а сам он со своей дружиной обосновался в Переяславце на Дунае.







С родины пришли тревожные известия: Киев осадили печенеги. Правда, от самого города их удалось отогнать, но они кочевали поблизости, выжидая удобной минуты, чтобы возобновить осаду.

На Дунай прибыли гонцы от киевлян, которые сказали Святославу: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул. А нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придёшь и не защитишь нас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе твоей отчизны, старой матери, детей своих?»

Во главе конницы Святослав поспешил к Киеву, оставив часть войск в Переяславце. Пока он воевал с печенегами, болгары восстали и выбили русских из города. Однако князь смириться с этим не пожелал.

После победы над печенегами он заявил: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли — золото, паволоки (драгоценные ткани), вина, различные плоды, из Чехии и Венгрии — серебро и кони, из Руси же меха и воск, мед и рабы». Только просьбы умирающей Ольги задержали его в Киеве.

После смерти матери Святослав посадил в Киеве своего старшего сына Ярополка, а второго сына Олега — в Древлянской земле. Тогда же и Новгород попросил себе князя. Святослав отправил туда Владимира, сына Малуши, ключницы Ольги. «Сын рабыни», как звали Владимира в Киеве, впоследствии стал великим князем киевским, Владимиром Святым, хотя сам Святослав вряд ли считал его своим наследником.

Устроив дела на родине, Святослав возвратился на Дунай. Он нанёс болгарскому войску новое поражение и после жестокого штурма вновь взял Переяславец. Многие защитники города были казнены «за измену». Теперь уже, по всей видимости, вся Болгария подчинилась Святославу. Правда, болгарский царь сохранил за собой свою столицу, но туда вошёл сильный русский отряд. Часть болгарской знати перешла на сторону Святослава.

Укрепившись в Болгарии, русичи начали совершать набеги на византийскую территорию. Вскоре это привело к войне с новым византийским императором — Иоанном Цимисхием.

Война эта шла с переменным успехом. И русские летописцы, и византийские хронисты писали об одержанных над неприятелем победах. В последнее время историки пришли к выводу, что правы были и те и другие.

В одной из ожесточённых битв Святослав разгромил часть византийского войска. Князь сражался впереди своих воинов. Должно быть, именно в этом сражении произнёс он свои знаменитые слова: «Да не посрамим земли русской, но ляжем костьми, ибо мёртвые сраму не имут».

После этого русские двинулись на Константинополь, разоряя окрестные города, «что стоят и доныне пусты», как заметил летописец. Однако неподалёку от столицы византийцы нанесли серьёзное поражение русским и их союзникам — болгарам, печенегам, уграм (т. е. венграм). Не решаясь идти дальше, Святослав остановился. Но и византийцы не смогли до конца закрепить свой успех: в Малой Азии вспыхнул очередной мятеж. Начались переговоры, и противники заключили перемирие. Святослав со своими войсками и богатой добычей вернулся в Болгарию.

Император Византии Иоанн Цимисхий был не только опытным полководцем, но и дальновидным политиком. Иоанн не собирался терпеть опасного врага у своих границ. Решительными мерами, не жалея ни крови, ни золота, он подавил мятежи на востоке империи и перебросил войска на Балканы. В море вышел знаменитый флот Византии, оснащённый орудиями, поражавшими неприятеля зажигательной смесью. Такие же триеры (боевые корабли), вооружённые страшным «греческим огнём», когда-то уничтожили лодьи князя Игоря. Теперь они должны были запереть устье Дуная, чтобы перекрыть пути отступления сыну Игоря.

Неожиданно для русских византийцы перешли на Балканы и оказались под стенами болгарской столицы. Население города не оказало им особого сопротивления. Лишь восьмитысячный русский отряд держался до конца в царском дворце. Потеряв терпение, византийцы сожгли дворец вместе с его защитниками.

Вместе с основной частью войска князь находился в крепости Доростол. Под её стенами и разыгрались решающие битвы этой войны. Русичи неоднократно выходили в поле, встречая численно превосходящее византийское войско. Однажды князю удалось перехватить вражеские обозы и добыть продовольствие. В другой раз стремительная атака русских позволила им захватить и сжечь осадные орудия византийцев. Были пресечены попытки мятежа в самом Доростоле — 300 горожан князь казнил, несколько тысяч человек оказались в темнице.

Но ни отдельные успехи, ни жестокие карательные меры не могли изменить соотношения сил. А во время последней битвы под стенами Доростола, казалось, сама природа обернулась против русских. Им удалось отбросить византийцев, но в это время ветер переменил направление, неся с юга пыль и ослепляя воинов Святослава. Тогда-то Цимисхий и повёл в атаку отборную тяжёлую конницу. С большими потерями русские отступили в город. Но и византийцы были настолько утомлены и обескровлены сражением, что даже не попытались ворваться в Доростол вслед за ними.

После этой битвы Святослав предложил заключить мир, и вскоре был подписан мирный договор. Святослав обещал навсегда уйти из Болгарии и гарантировал неприкосновенность византийских владений в Крыму и на Балканах. В свою очередь византийский император возвращал Руси статус «друга и союзника» и подтверждал все обязательства по прежним договорам, в том числе и об уплате Византией ежегодной дани.

Поредевшему войску Святослава предстояла опасная дорога через степи, где кочевали печенеги. Византийцы позволили русским беспрепятственно уйти из Доростола, даже дали хлеба на дорогу. Во время переговоров с Цимисхием Святослав просил его обеспечить безопасный проход через земли кочевников, и император обещал это сделать. Трудно сказать, насколько искренним было это обещание. Уж очень опасным врагом оказался Святослав, и Цимисхий был явно не прочь расправиться с ним руками печенегов. Во всяком случае, на уговоры византийских послов беспрепятственно пропустить войско Святослава печенеги ответили отказом.

Дорога на Киев оказалась закрытой, и воинам князя пришлось зимовать на берегу моря в устье Днепра. Видимо, Святослав и не спешил в Киев, скорее всего он ожидал подкрепления, рассчитывая вернуться на Дунай. Но не дождавшись его, двинулся на север.

Часть воинов во главе с воеводой Свенельдом отправилась домой кружным путём и благополучно добралась до Киева, Святослав со своей дружиной поднялся вверх по Днепру. Здесь, у днепровских порогов, и подстерегли его печенеги.

И князь, и вся дружина погибли в бою. Из черепа Святослава печенежский князь Куря повелел сделать чашу для пиров. Такие же чаши были сделаны и из черепов дружинников Святослава.

Большая часть земель, завоёванных Святославом, была потеряна для Руси. Договор, заключённый с Византией, ничего не прибавил к тому, чего уже добились Олег Вещий и Игорь Старый; напротив, Святослав обещал Византии оказывать ей в случае необходимости военную помощь. Сыновья Святослава, посаженные им в разных частях Русской земли, после гибели отца сразу же перессорились между собой. Сначала в сражении с Ярополком погиб Олег, потом по приказу Владимира был убит Ярополк...